Материалы

Хавьер Родригес о трафике на милонгах

Отрывок из беседы в рамках проекта Пепы Паласон "У меня есть вопрос к тебе".
Перевод на русский Элиас Семочкин.

ВОПРОС: Ты говорил, что сегодня несколько страшно ходить на милонги из-за темы с трафиком, о том, что люди не умеют передвигаться. В связи с этим у меня такой вопрос: как было раньше и что, на твой взгляд происходит сейчас, чего, как ты думаешь, не хватает или что должно иметь место быть?

 

ХАВЬЕР: То же самое, о чем мы говорили, затрагивая тему стилей в танго. Ситуация, когда все стало одноцветным, возникла потому, что все как бы заключили соглашение стать одного цвета, поскольку тот, кто был красного цвета спросил этого зеленого, того зеленого и вон того зеленого: «Ребят, что вы сделали, чтобы стать зелеными? Я тоже хочу стать зеленым!» И зеленые по-дружески рассказали ему этот рецепт. В итоге, естественно, все стали зеленого цвета, все подружились. И с этой позиции все представляется как очень квадратное, структурированное, такое, что не на что посмотреть. А ведь самое важное – это лишь то, что необходимо иметь уважение к остальным.  

На танцполе… Понимаете, за столиком и в проходах между столами все мы – друзья, знакомые. Мы целуем друг друга, обнимаем, говорим: «Привет, как дела, как жизнь?» С того момента, как ты переходишь границу столиков, стульев и проходов между ними и выходишь на танцпол, вся дружба заканчивается, дружбы более не существует. Что, раз я твой друг, то я могу врезаться в тебя? Нет. Что, поскольку я – его друг, он меня простит, если я в него врежусь, он в меня врежется, мы столкнемся и так далее… Думаю, что здесь стоит добавить следующее: пусть у каждого будет свой собственный цвет, пусть каждый бережет его в себе и пусть другие это уважают, а тот кто не хочет это уважать – это его проблема. Но знаешь в чем дело? Чтобы это наладилось, надо что-то сделать, чтобы мужчины больше контактировали друг с другом. В объятии каждого мужчины, внутри, находится женщина, которая в момент танцевания смотрит в другую сторону и не знает, что происходит вокруг. И у женщины на ногах при этом есть оружие, страшное, которым она в этот момент может сделать что-нибудь ужасное, сама об этом не зная. Таким образом, если парень не находится в контакте с парнем, который находится перед ним, и не работает в команде с ним… Одно дело – работать в команде, другое дело быть друзьями. Когда ты ведешь машину на скорости по улице, ты не хочешь, чтобы кто-то в тебя врезался. И что ты тогда делаешь? Работаешь в команде с тем, кто тоже сидит за рулем своей красивой машины и с вон тем, сидящим за рулем своей. Что ты в этой ситуации делаешь? Вот это (крутит головой вправо-влево) Ведешь машину и делаешь вот так. А на милонге ты не на машине и если у тебя не присутствует ни один, ни другой локоть, то ты не защищен… И это естественно, потому что нет защиты, нет никаких бамперов. Это (показывает ладонь правой руки) – сигнал к остановке, (локоть) - никто не захочет столкнуться с выставленным локтем, и другой локоть, об который тоже никто не хочет удариться. Темы постуры в танго заключается в том, чтобы обернуть женщину в огромное количество защиты. Я буду защищать ее, таким образом, своей спиной, одной рукой, одним локтем, другой рукой, другим локтем. То есть до того как столкнуться со мной, другой парень два раза подумает и если уж он в меня врежется (поскольку аварии всегда имеют место быть), он врежется в нечто активное и присутствующее (например локоть). Если в момент танцевания у меня нет ни одного ни другого локтя, то в момент столкновения меня отбросит, вот так (показывает). Но поскольку врезавшийся в тебя ничего не почувствует, вы продолжаете танцевать, сказав: «Да нет проблем друг, все путем…» Как это нет проблем?! Да я тебя убью сейчас! Я тут, танцуя, находился на седьмом небе, а ты пришел и врезался в меня. Ты испоганил мне всю танду, испортил танец, испортил все! В моих глазах в этой ситуации ты просто придурок, который находится на танцполе, не контактируя при этом с другими парнями. Девочки же вообще в этот момент спят, они находятся где-то в другом месте. Девочка думает о том, чтобы красиво поставить ногу, что она должна слушать твою музыку, должна следовать за твоим корпусом, должна делать кучу всего. Она помещена внутрь чего-то. Она не находится снаружи, наблюдая за другими дурочками, которые хотят ее ударить. У нее нет своей защиты. Мы, мужчины, должны предупреждать такие ситуации. Мужчины не контактируют друг с другом, они не подключены друг к другу на танцполе. Именно мы, мужчины, создаем порядок, не женщины. И это потерялось, ребят, эта суть ролей, кому делать одно, кому делать другое. Например, женщине – мыть посуду, мужчине – вытирать ее. Есть некие роли. Давайте договоримся. И никакого мачизма, просто лишь если мужчина моет посуду, то женщине надлежит ее вытирать. А на танцполе вот так – если ты идешь вперед, ведя свою партнершу, ты должен находиться в контакте с тем, кто впереди тебя ведет свою партнершу. Это значит, что ты, передвигаясь по танцполу, связан с парнем, идущим впереди тебя, поскольку между ним и мной находится женщина, которая танцует со мной. И так же тот, кто идет позади меня, связан со мной, потому как между мной и ним находится его женщина. Таким образом, я не только защищаю свою женщину, я защищаю и его женщину тоже. Не только я один защищаю свою женщину, но и тот парень, впереди меня, тоже защищает ее.

Именно так и танцевали на милонгах таких как милонга, называвшаяся «Regine» в «El Beso», где творилось нечто, поскольку танцевали все без исключения, вплоть до тараканов. Внутри обычно находилось человек 500 и единственное, чем люди соприкасались друг с другом в танцевании – это ткани пиджаков. Прежде чем задеть тебя, любой парень останавливался, чтобы не разрушить ощущения своей, твоей женщины и женщины того типа сзади. Он предпочитал пожертвовать своими ощущениями, чтобы не влезть в ощущения других. Сейчас то, что можно увидеть – это полный беспорядок. Не хватает светофоров, там, не знаю, ограждений. То есть как будто бы всем раздали бесплатно водительские права так, спокойно, как проездной на метро. Заходите, мол, все, на танцпол. Но это ведь не так. Раньше, прежде чем ступить на танцпол, ты обязан был уметь танцевать. И «уметь танцевать» означает именно это. То, что необходимо понимать очень многие вещи. Умение танцевать – это не умение делать «сандвич», нет. Это твое умение передвигаться. Раньше ты входил на танцпол и ты просто впадал в панику, поскольку все остальные мужчины как бы возвышались над тобой, будто великаны. Естественно на уровне энергетики, в реальности это был старичок, такой, что подуешь и улетит (смеется). Все эти ощущения были энергетическими, потому что все они смотрели на тебя с выражением лица, будто говорящим: «Если ты хоть заденешь меня, я заставлю тебя вспомнить всю свою жизнь. Я тебе ногу отрежу. И ты не сможешь мне ничего возразить на это» (смеется). Нет, ты даже не представляешь себе, как все было.

Хорошо, возвратимся к тому, что я говорил до этих вопросов. Давайте не будем сопротивляться основным правилам. Есть вещи, которые нельзя изменить, которые должны хотя бы минимально, но сохраняться. И одним из кодигос милонги является то, что я сейчас сказал. А сегодня ты иной раз идешь на милонгу и хочешь потанцевать…да ты меня спрашивал, почему это у меня есть некоторые опасения ходить на милонги. Да, это есть… Потому что иной раз я сталкиваюсь с тем, что на милонгах водят женщины. И это полный кошмар. Вот предположим, я, танцуя между двумя женщинами, вижу, что впереди девочка танцует с другой девочкой и происходит некое столкновение. И вот как ты защитишь тут свою женщину, если твоя женщина поворачивается, видит другую женщину и начинается: «Ах ты, дрянь, так тебя и эдак… Смотри куда идешь!» Как ты разрешишь эту ситуацию, если рядом нет другого мужчины? И в этом смысле это все полный ужас, конечно. Я при этом не говорю, что женщины не могут танцевать с женщинами. Но женщина, которая «надевает яйца», для того, чтобы танцевать на танцполе за мужчину, должна не только уметь ходить за мужчину технически, но и уметь передвигаться по танцполу, находясь в контакте с другими мужчинами, не теряя уважения к ним. Это то же самое, что и женщина, севшая за руль автомобиля. Кто в основном водит автомобили? Мужчины. Если женщина хочет ехать по улице за рулем автомобиля, она должна почувствовать себя мужчиной или, как минимум, быть с ним в контакте, мол, ОК, ребята, я с вами контактирую. А не то, что она вся такая едет как хочет со словами: «Я женщина! Извините! В задницу мачизм!». Нет. Это не вопрос мачизма или феминизма. Я понятно объяснил? Девочки, если хотите танцевать с девочками – танцуйте, но та, кто за мужчину, в этот момент должна быть мужчиной. И точка. Со знанием огромного количества вещей.

Copyright 2011. Joomla 1.7 templates free. Уроки танго (с) 2012